Аудиофайлни қўшиш
00:03:35

Фарход ва Ширин. 3

Кенгайтмаси

Аудиокитобнинг матни

Был в середине замка небольшой,

От прочих обособленный покой.

Он вкруг себя сиянье излучал,

Загадочностью душу обольщал.

Фархад вошел, предчувствием влеком;

Увидел солнце он под потолком, —

Нет, это лучезарная была

Самосветящаяся пиала!..

Не пиала, а зеркало чудес, —

Всевидящее око, дар небес!

Весь мир в многообразии своем,

Все тайны тайн отображались в нем:

События, дела и люди — все,

И то, что было, и что будет, все.

С поверхности был виден пуп земной.

Внутри вращались сферы — до одной.

Поверхность — словно сердце мудреца,

А внутренность, как помыслы творца.

Найдя такое чудо, стал Фархад

Не только весел и не только рад,

А воплощенным счастьем стал он сам,

К зеркальным приобщившись чудесам…

Оставив все на месте, он ушел,

Обратно с дивной вестью он ушел.

У родника он на коня вскочил, —

Утешить войско и отца спешил.

От груза горя всех избавил он,

Свои войска опять возглавил он.

Войска расположив у родника,

С собой он взял вазира-старика —

И в замок Искандара поутру

Привел благополучно Мульк-Ару.

Все для отца вручил вазиру он,

Поднес ему и чашу мира он.[1]

К стоянке лишь с вечернею зарей

Пришел царевич вместе с Мульк-Арой…

Когда фархадоликая луна,

Сияющим спокойствием полна,

Разбила талисман твердыни дня,

И солнце-Искандар, главу склоня,

Ушло во мрак, и легендарный Джем

Незримо поднял чащу вслед за тем, —

У родника живой воды вазир

Устраивал опять богатый пир.

Вино из чаши Джема пили там,

До дна не пивших не любили там,

Там пели о Джемшиде до утра,

Об Искандаре, сидя до утра.

* * *

Эй, кравчий, пир мой нынешний укрась:

Налей Джемшида чашу, не скупясь!

Напьюсь — мне Искандаров талисман

Откроет тайны всех времен и стран!


[1] Поднес ему и чашу мира он . — Здесь: чаша мира — зеркало Искандара (см. прим. 28).

Хато тўғрисида маълум қилиш Транслит